lbyf: (ice&fire)
Сегодня я вписала в список контактов имя «Эйтан».
Не бы-ва-ет!
От ужаса не буду писать сейчас деньрожденный пост, пойду переваривать.
lbyf: (Default)
В связи с книжной ярмаркой был проведён эксперимент: Эйтан был взят в качестве бесплатного приложения на быстрый пробег между книг. Добрый [livejournal.com profile] avva привёз нас ввечеру в Иерусалим и даже утверждает, что впоследствии не раскаивался. Потому что он, лжеюзер этот, хороший, а не потому что Эйтан вёл себя прилично.

Изначально мы настроились посмотреть на Шалева и на McEwan-а, но приехали поздно и в выси, где с ними беседовали, охраннники уже никого не пускали. Мы не растерялись и пошли бродить вдоль книг, а также решили поискать русских писателей, тоже где-то беседовавших. Т. шёл в нормальном темпе, периодически оглядываясь и возращаясь к нам с ребёнком. Которые тащились под классическое детское занудство в стиле «не покупай книг, мне тут не нравится, хочу есть, пить, ещё шоколадку, сесть за столик и вообще когда мы поедем домой?». Зануду было жалко, ему было вручено съестное, с ним немного поцацкались, после чего потащили его, болезного, смотреть на писателей. Т. героически их нашёл и повёл нас, как Вергилий в лимб. По дороге мы ещё застряли в лифте и были спасены какой-то охранной ангелицей.

Когда мы добрели до нужного зала, беседы близились к концу. Я усадила ребёнка, жующего бейгале и запивающего колой, в задний ряд и стала слушать. Сосредоточиться было трудновато, пришлось объяснять, что вот это - ивритский писатель (Керет), а это - русские, что все они пишут книги, а сейчас стоит помолчать, а не то. Честно говоря, мне был приятен тот факт, что я вижу Керета и Линор, но то, что говорилось, как-то эффекта не возымело. Теперь я знаю, что Э. по утрам не пьёт кофе «и поэтому не человек вообще», и что у Л.У. есть чувство долга, и что гуява - это персонаж, а не просто фрукт, но вряд ли это может сойти за культурные впечатления. А потом оно всё кончилось и читатели налетели брать автографы. Мы пообщались с парой знакомых (Эйтан висел у меня на ногах и демонстрировал всем шоу «невоспитанный израильский ребёнок хочет безраздельного маминого внимания») и как-то быстро нас вымело из здания, прочь, прочь от зазывных книжных стендов и множества смутно знакомых лиц (Иерусалимский универ, гуманитарная тусовка, творческая простиосподи среда?).

Многие родители поймут меня, если я скажу, что с моей точки зрения - это большой успех - побывать с ребёнком там, куда он всю дорогу не хотел, без драм, истерик и катастроф, а всего-навсего вынеся нудёж и неумеренное потребление шоколада и колы (да, подкуп, и что? Sue me.). А те, которые не поймут, должны на своих ангелоподобных младенцев молиться ежевечерне. Тем не менее, успех там или нет, с собственно культурой встреча получилась слегка скомканной.

Потому я сегодня сама, уже без ансамбля, собираюсь на тель-авивскую лекцию Умберто Эко . Ктосомной, кстати? А?

(И если на меня не свалится какой-нибудь в широком смысле кирпич, то завтра я пойду смотреть постановку «Кармен» коллектива Антонио Гадеса. По принципу «не было ни гроша, да вдруг алтын».)

P.S. Я начинаю надеяться и где-то даже верить, что жизнь существует и на Марсе.
lbyf: (Default)
В связи с книжной ярмаркой был проведён эксперимент: Эйтан был взят в качестве бесплатного приложения на быстрый пробег между книг. Добрый [livejournal.com profile] avva привёз нас ввечеру в Иерусалим и даже утверждает, что впоследствии не раскаивался. Потому что он, лжеюзер этот, хороший, а не потому что Эйтан вёл себя прилично.

Изначально мы настроились посмотреть на Шалева и на McEwan-а, но приехали поздно и в выси, где с ними беседовали, охраннники уже никого не пускали. Мы не растерялись и пошли бродить вдоль книг, а также решили поискать русских писателей, тоже где-то беседовавших. Т. шёл в нормальном темпе, периодически оглядываясь и возращаясь к нам с ребёнком. Которые тащились под классическое детское занудство в стиле «не покупай книг, мне тут не нравится, хочу есть, пить, ещё шоколадку, сесть за столик и вообще когда мы поедем домой?». Зануду было жалко, ему было вручено съестное, с ним немного поцацкались, после чего потащили его, болезного, смотреть на писателей. Т. героически их нашёл и повёл нас, как Вергилий в лимб. По дороге мы ещё застряли в лифте и были спасены какой-то охранной ангелицей.

Когда мы добрели до нужного зала, беседы близились к концу. Я усадила ребёнка, жующего бейгале и запивающего колой, в задний ряд и стала слушать. Сосредоточиться было трудновато, пришлось объяснять, что вот это - ивритский писатель (Керет), а это - русские, что все они пишут книги, а сейчас стоит помолчать, а не то. Честно говоря, мне был приятен тот факт, что я вижу Керета и Линор, но то, что говорилось, как-то эффекта не возымело. Теперь я знаю, что Э. по утрам не пьёт кофе «и поэтому не человек вообще», и что у Л.У. есть чувство долга, и что гуява - это персонаж, а не просто фрукт, но вряд ли это может сойти за культурные впечатления. А потом оно всё кончилось и читатели налетели брать автографы. Мы пообщались с парой знакомых (Эйтан висел у меня на ногах и демонстрировал всем шоу «невоспитанный израильский ребёнок хочет безраздельного маминого внимания») и как-то быстро нас вымело из здания, прочь, прочь от зазывных книжных стендов и множества смутно знакомых лиц (Иерусалимский универ, гуманитарная тусовка, творческая простиосподи среда?).

Многие родители поймут меня, если я скажу, что с моей точки зрения - это большой успех - побывать с ребёнком там, куда он всю дорогу не хотел, без драм, истерик и катастроф, а всего-навсего вынеся нудёж и неумеренное потребление шоколада и колы (да, подкуп, и что? Sue me.). А те, которые не поймут, должны на своих ангелоподобных младенцев молиться ежевечерне. Тем не менее, успех там или нет, с собственно культурой встреча получилась слегка скомканной.

Потому я сегодня сама, уже без ансамбля, собираюсь на тель-авивскую лекцию Умберто Эко . Ктосомной, кстати? А?

(И если на меня не свалится какой-нибудь в широком смысле кирпич, то завтра я пойду смотреть постановку «Кармен» коллектива Антонио Гадеса. По принципу «не было ни гроша, да вдруг алтын».)

P.S. Я начинаю надеяться и где-то даже верить, что жизнь существует и на Марсе.
lbyf: (ice&fire)
Шесть лет назад моя жизнь необратимо изменилась и продолжает изменяться. Есть подозрение, что я до сих пор не понимаю всей сурьёзности этих изменений. Будем разбираться вместе.

А пока:

я желаю тебе никогда не сомневаться в том, что тебя любят, и в том, что любишь ты,

и желаю тебе слышать других и быть услышанным,

и желаю тебе быть счастливым и делать счастливыми других,

и желаю тебе внутренних и внешних гармонии и принятия мира,

и ещё много всего я желаю тебе и для тебя, долго перечислять.

Да и не нужно. Потому что, в главных, я желаю для тебя исполнения твоих, а не чьих-нибудь ещё пожеланий.

С днём рожденья, Эйтан!  Ура!
lbyf: (ice&fire)
Шесть лет назад моя жизнь необратимо изменилась и продолжает изменяться. Есть подозрение, что я до сих пор не понимаю всей сурьёзности этих изменений. Будем разбираться вместе.

А пока:

я желаю тебе никогда не сомневаться в том, что тебя любят, и в том, что любишь ты,

и желаю тебе слышать других и быть услышанным,

и желаю тебе быть счастливым и делать счастливыми других,

и желаю тебе внутренних и внешних гармонии и принятия мира,

и ещё много всего я желаю тебе и для тебя, долго перечислять.

Да и не нужно. Потому что, в главных, я желаю для тебя исполнения твоих, а не чьих-нибудь ещё пожеланий.

С днём рожденья, Эйтан!  Ура!
lbyf: (bliny)
С днём рожденья! )
lbyf: (bliny)
С днём рожденья! )
Page generated Sep. 22nd, 2017 08:05 am
Powered by Dreamwidth Studios